Форекс инвест

Доходные инвестиции в счета профессионалов

Интервью с инвестором Марком Фабером

ПОЛЕЗНОЕ:

Марк Фабер хранит 25% своих активов в золоте

WIWO: Г-н Фабер, как эмиссионный банк США, так и Банк Японии, который стремится ослабить йену, закупают в огромном количестве гособлигации и пускают, таким образом, деньги в оборот. По этой причине промышленный индекс Доу-Джонса (Dow Jones Industrials) в этом году уже поднялся на 15 %, а японский Nikkei почти на 30 % вырос по сравнению с началом года, даже после последнего крупного падения. Объясните нам еще раз, почему Вы так негативно относитесь к политике печатания денег. Не должны ли вкладчики восхвалять главу американского Центробанка Бена Бернанке (Ben Bernanke)?

Марк Фабер
: У меня есть акции, поэтому я действительно должен быть благодарен г-ну Бернанке. ФРС переполнила финансовую систему денежными средствами. Проблема в том, что эти деньги поступают в систему неравномерно. Денежный поток вовсе не приводит к тому, чтобы экономическая активность и цены на материальные ценности показывали равный рост. Вместо этого он способствует перекосу между экономикой и материальными ценностями. Запуск печатного станка привел в 1999-2000 годах к возникновению огромного пузыря на рынке акций, когда индекс Nasdaq вырос более чем в два раза и тем самым оторвался от экономической реальности. Это способствовало возникновению пузыря на финансовом рынке, который лопнул в 2008 году, и последовавшему за ним пузырю на сырьевом рынке. Сейчас средства идут на рынок роскошных товаров -  акции, облигации, искусство, вино, украшения и недвижимость класса люкс. Аукционные дома  показывают рекордные показатели оборота. В Хэмптоне, где расположены летние резиденции состоятельных ньюйоркцев, цены на недвижимость подскочили за последний год на целых 35%. Бывший глава Citigroup Сэнди Вэйл (Sandy Weill) продал в прошлом году роскошную квартиру на Манхэттене за 88 миллионов долларов. В 2007 году он ее приобрел за 43,7 миллионов долларов.

- Это 100 % прибыли за 5 кризисных лет…

- От политики легких денег выгоду извлекают, прежде всего, те, чья профессиональная деятельность проходит рядом с финансовым потоком. Рабочие из Детройта, как и большая часть среднего класса, от этого ровным счетом ничего не имеют. Волна легких денег только увеличивает разрыв между бедными и богатыми. Большинство теряет, а меньшинство выигрывает. Я оказался в плюсе от этой политики. Но как экономист и эксперт с чувством социальной ответственности я не могу ее одобрять.

- Разве не проиграли бы мы все, если бы Федеральная резервная система США после кризиса 2008 года не последовала этому сценарию?

- Почему Вы начинаете с 2008 года? Еще в конце 80-х годов, в ходе кризиса сберегательных учреждений в США, правительство начало спасительное вмешательство. В середине 90-х годов министерство финансов и ФРС участвовали в формировании огромного кредитного пакета для Мексики. Но фатальная ошибка была совершена в 1998 году. Тогда хедж-фонд Long Term Capital Management прогорел на спекуляциях. Потеряны были миллиарды долларов, возникла опасность обрушения финансовой системы. Правительство дало ФРС зеленый свет на акцию спасения, а Уолл-Стрит - сигнал о том, что можно накапливать огромные долги, а ФРС в случае необходимости вытащит их из всей этой каши.

Следующей фатальной политической ошибкой стала реакция ФРС на обрушение индекса Nasdaq в 2000 году. В то время американская экономика могла выдержать рецессию, но ФРС захотела предотвратить кризис и сбила ставки до 1%. Тем самым был дан толчок для раздувания пузыря на финансовом рынке. После того как он лопнул в сентябре 2008 года, Бернанке снизил краткосрочные проценты почти до нуля. Они и сейчас на этом уровне. Рост показал американский рынок акций, который с момента минимума в 2009 году вырос на 150%.

- Означает ли это, что на рынке акций образовывается пузырь?

- Я хочу сказать, что процентные ставки на практически нулевом уровне уже четвертый год непременно приведут к ошибочному распределению капитала. Прошлой осенью я ожидал корректировки для американского рынка на уровне 20%. Этого пока не произошло, но я и тогда говорил, что рынок еще может выстрелить. Возможно, мы сейчас находимся в финальной фазе ускорения. Индекс Standard&Poor’s 500 находится на отметке почти 1650 пунктов. Полагаю, что перед коллапсом он может подняться до 1750 или даже до 2000 пунктов. Но в результате состоятельные люди поймут, что цены на различные материальные ценности - акции, облигации и  объекты коллекционирования - в глобальном смысле раздуты.

Плохие времена для богачей

- Почему политики совершили такую крупную ошибку?

- Политика следует неокейнсианскому подходу. Его сторонники полагают, что государство в случае рецессии должно вмешаться и повысить спрос.  В некоторых случаях это может быть правильным решением. Но я сомневаюсь в том, что британский экономист Джон Мейнард Кейнс (John Maynard Keynes) одобрил бы сегодняшнее развитие этого подхода, также как и более молодое поколение экономистов, которые также уже не с нами, например, американский эксперт Милтон Фридман (Milton Friedman), на которого часто ссылается Бернанке для защиты своих действий. Неокейнсианцы полагают, что денежный поток может способствовать тому, чтобы избежать худших последствий. Возможно, это и так, однако кризис в любом случае затянулся.

- Давайте заглянем в будущее и подумаем, как эта трудная ситуация может быть решена.

- Однажды настанет переломный момент. В демократиях западного мира богатых людей делают козлами отпущения. В истории всегда так - меньшинство попадает под огонь. Рано или поздно накопится много плохой крови, и тогда действительно наступит трудное время для состоятельных людей. Большинство обычных избирателей при помощи налога с имущества и существенно более высокого налога с дохода вынудят их раскошелиться. Также геополитическая ситуация может значительно ухудшиться, прежде всего, на Ближнем Востоке и в Азии. Проснувшийся интерес со стороны американцев к Азии взволновал китайцев. Китай не станет долго терпеть вмешательство американцев в этот регион. Есть еще один непредсказуемый момент, который может внести еще большую сумятицу. Если индекс S&P500 снизится на 20%, это не будет катастрофой, ФРС запустит печатный станок. Но может случиться, что рухнут рынки займов, значительно ускорится инфляция, и китайская экономика взорвется. Существует опасность дестабилизирующего политического события или пандемии.

- Мы уже забыли о том, как оптимистичны Вы можете быть.

- Не знаю, как будет выглядеть мир в следующие пять лет, поэтому я последовал совету Рэя Далио (Ray Dalio) и диверсифицировал вложения.

- Далио – глава американского хедж-фонда Bridgewater Associates.

- Я вложил 25% моего состояния в акции. Фиктивными продажами я сейчас не занимаюсь, даже если бы и хотел, например, на акциях S&P, Russel 2000. У меня нет американских акций, есть некоторые азиатские, в инвестиционных компаниях недвижимого имущества в Сингапуре. О них я еще скажу чуть позже. На Филиппинах, в Индонезии и Тайланде рынки выросли в четыре раза по сравнению с самой низкой точкой. Поэтому они больше не привлекательны. Но у меня все еще есть акции с большими дивидендами.

Три других азиатских рынка - Япония, Вьетнам и Китай -  в прошлом году показывали очень медленный рост. Китайские акции не относятся к моему приоритету, но если ситуация ухудшится, и Китай начнет, как сумасшедший, печатать деньги, валюта ослабится, а курсы акций начнут подниматься. У меня есть фондовые активы в Гонконге, но я не восхищен ими - Swire Pacific, Hang Seng Bank, Sun Hung Kai Properties, Fortune REIT. Одним из моих китайских фаворитов является молочный завод China Mengniu Dairy.

Ситуация в Китае плохо закончится

- Что Вас тогда восхищает?

- Я владею некоторыми японскими инвестиционными компаниями недвижимого имущества, среди которых Premier Investment и Activia Properties. Мой фаворит - оператор сотовой связи NTT Docomo, потому что акции не возросли и приносят большие дивиденды. Мои прогнозы оказались верными, японский рынок акций начнет расти быстрыми темпами, как только правительство начнет ослаблять йену. Это и произошло. С момента падения 15 октября и вплоть до недавних корректировок рынок вырос более чем на 70% (при измерении в йене) и более чем на 35% (при измерении в долларах). Я приобрел акции поставщиков финансовых услуг, например, Nomura, чьи акции выросли более чем в два раза. В настоящий момент японский рынок находится в фазе корректировок, йена может снова укрепиться. Но если американский рынок практически приблизился к долгосрочному максимуму, японский рынок только в прошлом году находился в самой низкой точке. По крайней мере, ниже он уже не опустится.

- Вы были недавно во Вьетнаме. Как Вы оцениваете ситуацию в стране?

- Банковская система перегружена просроченными кредитами. Рынок акций упал с уровня максимума на 70%. Но экспортная экономика сильная, и люди много работают. 35-километровая прибрежная полоса между Данангом и  Хой Аном застраивается и превращается в огромный курорт. На самолете в этот регион можно добраться за 70 минут из Гонконга, и за два часа из Сингапура. В комплексе Park Hayatt Resort уже выставлены на продажу виллы и квартиры. Практически все покупатели вьетнамцы. Один даже приехал на Lamborghini.

Во Вьетнаме есть предприятия с дивидендной прибылью на уровне 5-7%. Привлекательными, на мой взгляд, являются компании Military Commercial Bank и Vietnam Dairy Products. Последняя компания, лидер на рынке молочных продуктов, показывала в течение последних десяти лет ежегодный рост в размере около 20%. Акции выгодно оцениваются, и в будущем возможен ежегодный рост от 10 от 15%. Рано или поздно произойдет поглощение.

- Концерном вроде Nestle или Danone?

- В Азии много состоятельных концернов, которые выкупают азиатские компании. Долгосрочные конъюнктурные прогнозы для Азии благоприятны, пока в регионе царит мир. Такие страны, как Лаос, Камбоджа и Мьянма, все больше открываются для инвесторов. И Вьетнам тоже снова на этом пути. В этом регионе проживает 500 миллионов людей. Сейчас, куда ни приедешь, везде говорят о Мьянме. Сейчас эта страна на такой волне популярности, как Вьетнам в докризисные 2006 и 2007 года.

- Но тогда это должно быть опасное место для вкладчиков?

- Существует много инвестиционных возможностей, и, конечно, они связаны с большим риском. Единственной возможностью прямой инвестиции в Мьянме является компания Yoma Strategic Holdngs. Компанию возглавляет Серж Пун, мой старый товарищ. Это идеальный человек для этого сложного региона. Я не буду советовать приобретать акции, потому что они уже недешевые, но если есть желание инвестировать в Мьянму, то это лучший вариант.

- Давайте перейдем к Китаю. Кажется, что конъюнктура становится слабее, и вкладчики, безусловно, начинают беспокоиться. Как вы оцениваете ситуацию?


- В Китае наблюдается огромный кредитный пузырь. Ситуация ничем хорошим не закончится. Китайская экономика официально хотя и выросла в первом квартале на 7,7%, но на самом деле ежегодный рост составляет, в лучшем случае, 4%. Экспортные показатели, которые представляет Китай таким странам, как Тайвань, Южная Корея, Гонконг и Сингапур, не совпадают с показателями импорта этих стран. Указываемые показатели экспорта всегда оказываются существенно выше, чем показатели импорта. Сингапур публикует относительно неприукрашенную статистику. ВВП за прошедшие 6 месяцев вырос лишь минимально. Инфляция остается на уровне 4%. В Тайланде рост, несмотря на высокие фискально-политические стимулы, замедлился. В Малайзии, Индонезии и других странах торговые и балансовые излишки снизились.

В Азии сейчас бум богачей. В последние годы происходит бесконечное накопление богатства. Вместе с тем покупательская способность среднего класса падает. Если проследить ход истории, то за снижением благосостояния неизбежно следуют корректировки - либо мирным путем посредством повышения налогов, либо насильственно - методом революции, как это было в России. Я сомневаюсь, что в западном мире дело дойдет до революции, но европейский избиратели будут оказывать сопротивление заносчивой бюрократии. В Европе уже было несчетное множество таких скандалов - в связи с французскими политиками, швейцарскими счетами и т.д.

Ставка на золото и сырьевые акции

- Представляет ли Европа для Вас интерес как вкладчика?


- Долгое время я не был особо оптимистичен на этот счет, хотя и приобрел после кризиса 2009 года несколько швейцарских страховщиков. Год назад настроения были настолько негативны, что я еще раз взглянул на ситуацию. Индекс S&P с минимального показателя в марте 2009 года вырос в два раза, но многие европейские рынки оставались на том же уровне или даже упали. Что-то вышло из равновесия. Поэтому я в первый раз в своей жизни приобрел европейские акции и планирую продолжить этот курс. Издание Barron’s недавно положительно отозвалось об акциях европейских телекоммуникационных компаний, среди которых France Telekom, Telecom Italia, Telefonica, Deutsche Telekom. Также я бы рекомендовал GDF Suez, Veolia Environment, Iberdrola, Energias Portugal. Еще мне нравится Novartis.

Многие инвесторы еще не осознали последствия случившегося на Кипре. Деньги в банках уже не находятся в 100-процентной безопасности. Если в будущем придется снова спасать государство, то затронутыми окажутся уже и деньги частных вкладчиков. Поэтому я делаю ставки на акции, корпорационные облигации и недвижимость.

- Да, нельзя забывать и об инвестиционных компаниях недвижимого имущества Сингапура.

- Верно. К числу моих фаворитов относятся SIA Engineering, Kingsmen Creatives. Инвестиционные компании недвижимого имущества за последний год выросли на 40%, и на 10-15% в этом году. В будущем они не буду так быстро расти, но текущий доход в размере 5,0 – 5,5% по сравнению с американскими  инвестиционными компаниями недвижимого имущества выглядит очень неплохо. Кроме того, эти компании при росте инфляции могут поднять арендную плату. Во времена завышенных цен на материальные ценности следует вкладывать в те сферы, где пузырь  меньше всего.

- То есть мы приходим к золоту.

- Золото сейчас на 30% ниже своего максимума 2011 года (1921 долларов за унцию). Несмотря на снижение, оно с 1999 года лидирует среди материальных ценностей. Корректировка была бы неуместна. Лично я держу четверть своего капитала в золотых запасах и каждый месяц их пополняю. Я не хочу держать все мои средства в банковской системе. Если пузырь лопнет, то финансовые показатели пострадают сильнее всех.

- Золото не такое мобильное, как Lamborghini.

- Большую часть своего золота я храню в сейфах в Швейцарии. Но сейчас я перевожу некоторую часть в Азию. Также я считаю ценными сырьевые акции, например, Newmont Mining, Chevron и Total. Кроме этого, большой объем наличных средств хранится в долларах. Также я инвестировал в фонд India Capital Fund, который сотрудничает только с аккредитованными инвесторами. Хорошие показатели показывает Казахстан. Но облигации сильно возросли. Поэтому я предпочитаю акции Казкоммерцбанка, которые сейчас ниже балансовой стоимости. Интересным вариантом является также фонд Euphrates Iraq Fund, который начинает привлекать локальный и международный капитал.

Читайте также:

Британия и Китай открыли своп-линию