Форекс инвест

Доходные инвестиции в счета профессионалов

Пол Кругман, "Почему экономическая наука бессильна" - 2

 

Лучший из миров

В 1930-х финансовые рынки по понятным причинам не особенно пользовались уважением. Кейнс сравнивал их с «этими газетными соревнованиями, где участники должны выбрать шесть самых красивых лиц из сотни фотографий, а приз доставался тому, чей выбор наиболее соответствовал средним предпочтениям участников в массе; то есть каждый должен был выбирать не те лица, которые ему самому кажутся привлекательными, а те, которые, по его мнению, с большей вероятностью привлекут внимание других участников».

Кейнс считал очень плохой идеей позволить этим рынкам, где спекулянты проводили время, гоняясь друг за другом, навязывать важные бизнес-решения: «Когда развитие инфраструктуры целой страны становится побочным продуктом жизнедеятельности казино, скорее всего, здесь что-то не так».

Примерно к 1970-м наука о финансовых рынках, кажется, была захвачена вольтеровским доктором Панглоссом, который настаивал на том, что мы живем в лучшем из миров, где все имеет причину и следствие. Разговоры об иррациональности инвесторов, о пузырях, о разрушительной спекуляции фактически испарились из академического дискурса.

Доминировала «гипотеза эффективного рынка», которую продвигал Юджин Фама из Чикагского университета. Она гласит, что финансовые рынки оценивают активы строго по их реальной стоимости, исходя из всей доступной информации. Например, цена акций компании всегда тщательно отражает ее ценность, исходя из имеющейся информации относительно доходов компании, ее деловых перспектив и так далее.

К восьмидесятым годам финансовые экономисты, особенно Майкл Дженсен из Гарвардской школы бизнеса, утверждали, что поскольку рынки всегда ставят верную цену, то лучшее, что могут сделать главы корпораций, – не для себя самих, а для экономики, – это повышать ценность своих акций. Другими словами, финансовые экономисты верили, что мы должны отдать развитие экономической структуры государства во власть того, что Кейнс называл «казино».

Сложно спорить с тем, что эта трансформация в науке была обусловлена внешними событиями. Действительно, воспоминания о 1929-м постепенно таяли, но рынки сначала играли на повышение, с множеством примеров неумеренных спекуляций, а потом они начинали играть на понижение.

В 1973 – 1974 гг., например, акции потеряли 48% своей стоимости. Да и обвал акций в 1987-м, когда индекс «Доу» упал примерно на 23% за один день по совершенно неясной причине, должен был вызвать хотя бы легкие сомнения в рациональности рынка.

Впрочем, эти события, которые Кейнс счел бы доказательством ненадежности рынков, не смогли справиться с красотой идеи.

Теоретическая модель, которую разработали финансисты, допустив, что всякий инвестор рационально выдерживает баланс «риск против прибыли» – так называемая модель оценки долгосрочных активов, или CAPM (Capital Asset Pricing Model), – поразительно стройна и, если вы примете ее допущения, еще и очень полезна.

Она не только подсказывает, как выбирать портфель, она подсказывает, как оценивать деривативы – сделки поверх сделок. Стройность и польза новой теории привели к серии Нобелевских премий ее создателям, а многие ее последователи получили награды на рынке. Вооруженные новыми моделями и внушительными математическими способностями (все больше тайн CAPM требовало вычислений, доступных разве что ученому-физику) средней руки профессора из бизнес-школ могли стать (и становились) большими учеными на Уолл-Стрит, получая соответствующие зарплаты.

Честно говоря, финансовые теоретики приняли гипотезу эффективного рынка не только потому, что она была элегантна, удобна и прибыльна. Они собрали довольно много статистических данных, которые сначала казались очень многообещающими. Но эти данные были странно однобоки. Финансовые экономисты редко задавались, казалось бы, очевидным вопросом (на который, впрочем, нелегко ответить): «имеют ли смысл такие цены на активы, если учитывать, например, такие основополагающие вещи из реального мира, как доходы?» Вместо этого они спрашивали только, имеют ли смысл цены на акции, учитывая другие цены на акции.

Ларри Саммерс, который сейчас занимает пост главного советника по экономике в администрации Обамы, однажды поддразнил профессоров-финансистов, придумав метафору о «кетчупных экономистах», которые «доказали, что бутылка кетчупа в 500 мл стоит в два раза дороже, чем бутылка кетчупа в 250 мл» и сделали из этого вывод, что рынок кетчупа работает совершенно эффективно.

Но ни эти насмешки, ни более вежливая критика от экономистов вроде Роберта Шиллера из Йельского университета, не возымели особого эффекта. Финансовые теоретики продолжали считать, что их модели в целом являются верными, и так же считали очень многие люди из тех, кто принимал важные решения во всем мире. Не последним из них был Алан Гринспен, тогда председатель Федеральной резервной системы и многолетний сторонник финансовой дерегуляции.

Причины его склонности закрывать глаза на предупреждающие сигналы об опасности низкокачественного кредитования или игнорировать все более угрожающий по размерам жилищный «пузырь» лежали, по большей части, в уверенности, что в современной финансовой экономике все под контролем.

В 2005 году произошел очень характерный случай на юбилейной конференции в честь пребывания Гринспена в должности: один смелый докладчик по имени Рагхурам Раджан (удивительно, но он был из Университета Чикаго) представил доклад, предупреждающий о том, что финансовая система берет на себя потенциально опасный уровень риска. Его доклад был жестоко обсмеян почти всеми присутствующими.

Включая, кстати, Ларри Саммерса, который назвал его предупреждения «ничем не подкрепленными».

Однако в октябре прошлого года Гринспен признал, что он «шокирован и не в силах поверить» в то, что «все здание его интеллектуальных воззрений рухнуло».

А так как падение здания интеллектуальных воззрений Гринспена одновременно оказалось и падением объективно существующих мировых рынков, результатом стала жестокая рецессия – худшая, по многим показателям, со времен Великой депрессии.

Что же должны сделать политики? К сожалению, макроэкономика, которая, по идее, должна была дать пример решения проблем хромающей экономики, сама была повреждена.

Проблемы с макроэкономикой

«Мы навлекли на себя колоссальные неприятности, не справившись с управлением тонкой и сложной машиной, механизмы работы которой мы не до конца понимаем. Результат таков, что богатство и процветание могут стать недостижимыми на какое-то, может быть, довольно долгое время».

Так писал Джон Мейнард Кейнс в статье «Великое падение 1930-х», в которой он пытался объяснить причины случившейся катастрофы. Для всего мира богатство и процветание тогда в самом деле оказались на весьма долгое время недостижимым: понадобилась Вторая мировая война, чтобы Великая депрессия окончательно ушла в прошлое.

Почему диагноз Кейнса относительно Великой депрессии как «колоссальных неприятностей» был сначала таким убедительным, но позже, около 1975 года, экономисты разделились на два воюющих лагеря?

Я люблю объяснять суть кейнсианской экономики на примере реальной истории, которую можно воспринимать также и как притчу: расскажем игрушечную версию тех потрясений, которые могут произойти с целой экономикой. В качестве объекта возьмем «Капитолийский кооперативный детский сад».

Этот кооператив, история которого изложена в статье 1977 года, опубликованной в The Journal of Money, Credit and Banking, объединил примерно 150 молодых семей, которые согласились по очереди сидеть с детьми других семей, когда кто-то из родителей хотел провести свободный вечер. Чтобы гарантировать, что каждая из пар выполнит равную долю своих обязанностей по сидению с детьми, кооператив выпустил специальные купоны. Они были напечатаны на плотном картоне, и каждый из них давал владельцу право на получение получаса услуги по присмотру за их ребенком. При вступлении члены ассоциации получали по 20 купонов и должны были вернуть такое же количество купонов, если хотели выйти из ассоциации.

К сожалению, выяснилось, что многие члены ассоциации хотели обладать запасом более чем в 20 купонов, – на случай, если им понадобится освободить для себя несколько вечеров подряд. В результате мало кто хотел использовать свои купоны, и много кто хотел сидеть с детьми, так чтобы запас купонов пополнялся. Но так как возможность посидеть с детьми возникала только тогда, когда кто-то хотел уйти на вечер, то получалось так, что найти работу сиделки было крайне сложно. Это, в свою очередь, привело к тому, что члены объединения имели еще меньше возможности выбраться на вечер, что делало возможность заработать купоны еще более редкой...

Короче говоря, в кооперации наступила рецессия.

Что скажете об этой истории? Не надо говорить, что она глупая и банальная, – экономисты часто используют примеры малого масштаба для иллюстрации глобальных проблем, и они правы: еще Адам Смит заметил корни экономического прогресса в работе фабрики по производству булавок.

Вопрос в том, является ли вышеизложенная история, в которой рецессия возникает из-за недостатка спроса (не хватает спроса на услугу по сидению с детьми, чтобы обеспечить «работу» всем, кто хочет ее получить), метафорой сущности реальной рецессии?

Сорок лет назад большинство экономистов согласились бы с этой интерпретацией. Но с тех пор макроэкономика разделилась на две большие фракции: экономисты «морской воды» (в основном, из университетов Америки на побережьях), которые более или менее солидарны с Кейнсом во взглядах на причины рецессии, и «пресноводные» экономисты (в основном, из университетов внутренней части страны), которые считают взгляды Кейнса чепухой.

«Пресноводные», в сущности, являются неоклассическими пуристами. Они верят в то, что настоящий экономический анализ начинается с предпосылки, что люди рациональны и рынки работают. По их мнению, глобальный недостаток спроса невозможен, поскольку цены всегда самопроизвольно урегулируются, и предложение совпадет со спросом.

Если люди хотят больше купонов на сидение с детьми, то ценность этих купонов будет расти: скажем, с 30 до 40 минут сидения с детьми за купон; то есть стоимость часа сидения с детьми упадет с двух купонов до 1,5. И это и будет решением проблемы: покупательная способность купонов в обороте поднимется, люди не будут чувствовать потребности больше запасать, и рецессии не возникнет.

Но разве рецессии не выглядят как периоды времени, когда на всех, кто желает работать, просто не находится достаточно рабочих мест? Первый взгляд может обмануть, отвечают «пресноводные» экономисты. Стабильная экономика в их трактовке устроена так, что полный крах спроса невозможен и, значит, его и не происходит.

«История подтвердила, что кейнсианство ложно», – подвел итог спору экономист Кокрейн из Университета Чикаго.