Форекс инвест

Доходные инвестиции в счета профессионалов

Пол Кругман, "Почему экономическая наука бессильна" - 4

 

ФРС без патронов

В период между 1985 и 2007 гг. в макроэкономике воцарилось мнимое перемирие. То время стало временем Великой Умеренности – длительного периода, когда инфляция была низкой, и рецессии протекали довольно мягко. «Приморские» экономисты считали, что у Федерального резерва все под контролем. «Пресноводные» экономисты не думали, что действия Федерального резерва вообще могут привести к чему-то хорошему, но не слишком противились имеющемуся порядку.

Кризис положил конец этому подобию мира. Внезапно оказалось, что узкой, технократической политики, которая устраивала обе стороны, недостаточно. Нужда в более широком регулировании привела к тому, что старый конфликт ожил с невиданной прежде остротой.

Почему же этой узкой, технократической политики управления было недостаточно? Если одним словом, то ответ – «ноль».

В период обычной рецессии Федеральный резерв регулирует ее, скупая у банков векселя казначейства – краткосрочные государственные долговые бумаги. Это приводит к тому, что процентные ставки по государственным долговым бумагам падают, инвесторы, желающие получать более высокие процентные ставки, ищут другие возможности, другие активы, поэтому процентные ставки по другим видам активов также падают. В результате эти более низкие ставки – в обычном случае – возвращают экономику на прежние позиции.

Именно так Федеральный резерв справлялся с рецессией, начавшейся в 1990 году, снизив краткосрочные процентные ставки с 9% до 3%. Во время рецессии 2001 года ставки упали с 6,5% до 1%. И с текущей рецессией они попытались поступить аналогично – снизив ставки с 5,25% до нуля.

Но тут выяснилось, что нулевая процентная ставка недостаточно низка, чтобы справиться с рецессией. А Федеральный резерв не может опустить ее ниже нуля, так как уже при ставке около нуля инвесторы начинают запасать денежные средства и перестают выдавать их в кредит. Поэтому к концу 2008 года, со ставкой в районе «нуля как нижней границы» (как говорят макроэкономисты) и при все более углубляющейся рецессии стандартные средства монетарной политики утратили силу и смысл.

И что теперь? Это – второй раз, когда Америка оказалась со ставкой на уровне «ноль как нижняя граница», и первый раз был во время Великой депрессии. А ведь именно наблюдение, что у процентных ставок есть нижняя граница, привело Кейнса к отстаиванию идеи об увеличении правительственных расходов: когда монетарная политика неэффективна и невозможно убедить частный сектор увеличить расходы, то свою роль в поддержке экономики должен сыграть государственный сектор. Фискальное стимулирование – это кейнсианский ответ на депрессивную ситуацию в экономике, подобную той, в которой мы сейчас.

Именно такой кейнсианский способ мышления лежит в основе экономической политики администрации Обамы, и потому «пресноводные» экономисты в ярости. Двадцать пять лет они терпели попытки Федерального резерва управлять экономикой, но полноценный кейнсианский пакет мер – это принципиально другое дело.

Ранее, в 1980 году, Лукас из университета Чикаго написал, что кейнсианская экономическая теория была такой смехотворной, что «на исследовательских семинарах больше никто не принимает кейнсианские теории всерьез, слушатели сразу начинают перешептываться и хихикать». Теперь признать, что, по большому счету, Кейнс оказался прав, будет слишком большим унижением.

Поэтому Кокрейн из Университета Чикаго был в бешенстве от идеи, что правительственные расходы могут смягчить течение нынешней рецессии. Он заявил: «Это противоречит всему, чему учат студентов экономики в университетах, начиная с 1960-х годов. [Кейнсианские идеи] – это сказки, которые доказанным образом не имеют под собой оснований. Очень успокаивает в минуту стресса вспомнить сказки, которые нам читали в детстве, но это не делает их более правдивыми».

(Можно заметить, насколько велик разрыв между «приморскими» и «пресноводными» экономистами: Кокрейн даже не верит, что кто-либо может учить студентов идеям, которые, вообще-то, преподаются в университетах вроде Принстона, MIT и Гарварда.)

ЭКОНОМИСТЫ В ЗАЗЕРКАЛЬЕ
В то же время, «приморские» экономисты, все это время успокаивавшие себя тем, что великий раскол в экономике сократился, были шокированы осознанием того, что «пресноводные» экономисты, оказалось, вообще их не слушали. «Пресноводные», яростно ругающие идею стимулирования, не были похожи на ученых, которые внимательно взвесили аргументы Кейнса и нашли их недостаточными. Скорее, они были похожи на людей, которые вообще не понимали Кейнса, а просто воскрешали ошибочные идеи начала 1920-х годов и воображали, что говорят что-то революционное и глубокомысленное.

И забытыми оказались не только идеи Кейнса. Брэд Делонг из университета Калифорния, Беркли, указал в своей горестной статье об «интеллектуальном крахе» Чикагской школы, что текущее состояние этой школы связано с полнейшим отрицанием идей Милтона Фридмана.

Фридман считал, что для стабилизации экономики нужно использовать политику Федерального резерва, а не правительственные расходы, но он никогда не утверждал, что увеличение правительственных расходов не может положительно влиять на уровень занятости. На самом деле, если перечитать работу Фридмана 1970 года, суммирующую его идеи, – «Теоретические основы монетарного анализа» – поражаешься тому, насколько «кейнсианской» она кажется.

Безусловно, Фридман никогда не соглашался с идеей, что массовая безработица отражает добровольный отказ от работы, или что рецессии, на самом деле, благоприятны для экономики. А именно это заявляет текущее поколение «пресноводных» экономистов.

К примеру, Кейси Маллиган из университета Чикаго предполагает, что уровень безработицы так велик, потому что многие просто выбирают не работать: «Сотрудники получают денежные вознаграждения, которые провоцируют их не работать... растущая безработица объясняется в большей степени сокращением предложения труда (то есть, желанием людей иметь работу), и в меньшей степени спросом на труд (то есть, количеством рабочих мест)».

Маллиган предположил, что люди выбирают остаться безработными, потому что это увеличивает их шансы получения государственной помощи по ипотеке. И Кокрейн также заявляет, что высокая безработица – это хорошо: «Рецессия очень полезна. Пусть те люди, которые всю жизнь заколачивали гвозди в Неваде, займутся чем-нибудь другим».

Лично я считаю, что это – какой-то бред. Зачем нужно устраивать массовую безработицу в целой стране, если вы хотите, чтобы плотники из Невады куда-нибудь переехали? Как можно всерьез заявлять, что 6,7 миллионов рабочих мест пропали, потому что всё меньше американцев хотят работать?

То, что «пресноводные» экономисты загонят себя в этот тупик, неизбежно: если начинать с предположения, что люди совершенно рациональны, а рынки совершенно эффективны, то в итоге вы неизбежно придете к выводу, что безработица добровольна, а рецессии желательны.

Кризис заставил «пресноводных» экономистов мыслить абсурдно, но и «приморских» экономистов он поверг в переоценку ценностей. Их теоретическая основа, в отличие от Чикагской школы, допускает как вынужденную безработицу, так и считает ее нежелательной. Но и неокейнсианские модели, которые лидировали в преподавании и исследовательских подходах, допускали, что люди совершенно рациональны, а рынки совершенно эффективны.

Чтобы уместить масштаб наблюдаемого спада в свои модели, неокейнсианцам необходимо ввести какую-то поправку, которая по неустановленным причинам временно уменьшает расходы частного сектора (я в некоторых моих работах сделал ровно то же самое). И если анализ текущей ситуации опирается на эту странную поправку, то насколько мы можем доверять предсказаниям имеющихся моделей о том, что нас ожидает?

В общем, макроэкономика находится не в лучшем состоянии. Можем ли мы выяснить что-то кроме этого, обратившись к нашей экономической науке?

Поведенческая экономика

Как у научной дисциплины, у экономики большие проблемы, потому что экономисты вообразили идеальную, гладкую рыночную систему. Если мы хотим вернуть былую репутацию, то экономике придется переориентироваться на куда менее заманчивый образ. Образ рыночной экономики, у которой есть ряд преимуществ, но которой приходится прорываться сквозь ряд проблем и шероховатостей.

Хорошая новость: нам не придется начинать с нуля. Даже в лучшие времена экономики «идеального рынка» было проделано очень много исследований о том, как именно реальная экономика отличается от теоретического идеала. Вероятно, сейчас должно произойти (и уже происходит) перемещение экономики «проблем и шероховатостей» с периферии экономической науки в ее центр.

Одна из хорошо развитых школ, вполне отражающая тот образ мысли, о котором я говорю, – поведенческая теория финансов.

Практики этого подхода делают акцент на двух вещах. Во-первых, многие реальные инвесторы не слишком похожи на бездушные ЭВМ теории эффективных рынков: они подвержены стадному поведению, припадкам иррационального расточительства и неоправданной паники.

Во-вторых, даже те из них, которые пытаются основывать свои решения на холодном расчете, зачастую обнаруживают, что у них это не получается: проблемы доверия и нехватки возможностей, чтобы предоставить залог, заставляют их двигаться вместе с «толпой».

По первому пункту: даже в лучшие времена гипотезы эффективного рынка было очевидно, что многие живые инвесторы совсем не действуют так рационально, как это предполагают теоретические модели.

Ларри Саммерс однажды начал статью по финансам с фразы: «ИДИОТЫ ЕСТЬ. Посмотрите вокруг».

Но о каких именно идиотах мы сейчас говорим? (Впрочем, в академической литературе предпочитают термин «noise traders», то есть игроки, не смотрящие на фундаментальные факторы, а руководствующиеся только стадным чувством и теханализом).

Поведенческая теория финансов, основанная на более широкой теории поведенческой экономики, пытается ответить на этот вопрос, сопоставляя очевидную иррациональность поведения инвесторов и хорошо известные погрешности работы человеческого сознания.

К таковым относится, например, тенденция больше обращать внимание на небольшие убытки, чем на небольшие прибыли, или же готовность экстраполировать локальное явление на общую картину (к примеру, из того факта, что цены на недвижимость в последние несколько лет росли, делать вывод, что они продолжат расти и дальше).

До кризиса защитники теории «эффективного рынка», такие, как Юджин Фама, отвергали доводы поведенческой теории как набор «забавных фактов», не имеющих прикладного значения. Этого подхода все труднее придерживаться теперь, когда лопнул – и взрыв этот сотряс всю мировую экономику – огромный пузырь, который экономисты поведенческой школы своевременно выявили.

К примеру, Роберт Шиллер из Йельского университета ставил его в ряд имевших и ранее место явлений «иррационального расточительства».

Давайте предположим, что идиоты, и правда, существуют. Насколько значимо для экономики их наличие? Милтон Фридман в очень известной работе 1953 года заявлял, что не слишком: умные инвесторы зарабатывают деньги, покупая, когда идиоты продают, и продавая, когда идиоты покупают. Таким образом рынки стабилизируются.

Но поведенческая теория финансов утверждает, что Фридман ошибался, что финансовые рынки зачастую оказываются глубоко нестабильными, и прямо сейчас этот взгляд довольно сложно опровергнуть.

Может быть, самой важной работой по этому поводу была статья Андрея Шлейфера из Гарварда и Роберта Вишни из Чикаго, напечатанная в 1997 году, которая пыталась формализовать старый афоризм «рынок может остаться иррациональным дольше, чем вы сможете оставаться платежеспособным».

Как они указали, арбитражерам – людям, которые должны покупать дешево и продавать дорого, – нужен для этого капитал. А сильное падение цен на активы, которое, возможно, никак не скажется на глобальных показателях, может просто разорить их. Как результат, «умные инвесторы» вытеснены с рынка, и цены уходят в штопор.

Нынешний финансовой кризис кажется лучшим наглядным пособием по опасностям финансовой нестабильности. И ключевые идеи, лежащие в основе моделей по финансовой нестабильности, доказали свою актуальность для экономической политики. Концентрация на остаточном капитале финансовых учреждений помогла принять меры после краха Lehman. И есть ощущение (скрестите пальцы!), что эти действия успешно предотвратили новый, еще более страшный финансовый кризис.

Тем временем посмотрим, что же у нас с макроэкономикой? Недавние события достаточно однозначно опровергли идею, что рецессии – оптимальный ответ на колебания темпа технического прогресса. Даже стандартные неокейнсианские модели не предполагают возможности кризиса, похожего на текущий, потому что все эти модели в большей или меньшей степени основывались на предпосылке «эффективного рынка» при суждении о финансовом секторе.

Хотя были и исключения.

Одна линия экономической теории, которую основал не кто иной, как Бен Бернанке, работая совместно с Марком Гертлером из Нью-Йоркского университета, делала упор на то, что отсутствие достаточного обеспечения может негативно влиять на способность компаний мобилизовать средства и находить инвестиции.

Связанное с этим направление теории, над которой, в основном, работает мой коллега из Принстонского университета Нобухиро Киётаки, а также Джон Мур из Лондонской школы экономики, утверждает, что цены на такие активы, как недвижимость, могут испытывать самоподдерживающиеся спады, которые, в свою очередь, подставляют под удар всю экономику в целом. Но до сих пор влияние неправильно функционирующей финансовой системы не было в центре внимания даже кейнсианской экономической теории. Очевидно, теперь все изменится.

В любом случае, похоже, кейнсианские воззрения остались единственными достойными внимания.

ЗАНОВО ОТКРЫВАЯ КЕЙНСА

Вот что, я думаю, нужно делать экономистам. Во-первых, им следует признать тот неприятный факт, что финансовые рынки очень далеки от совершенства, что они подвержены исключительного масштаба заблуждениям и безумству толпы.

Во-вторых, им требуется признать – и это будет очень сложно тем, кто хихикал над теориями Кейнса, – что кейнсианство остаётся лучшей из имеющихся теорий о природе рецессий и депрессий.

В-третьих, им придется приложить все возможные усилия, чтобы включить финансовый сектор в макроэкономическую картину.

Многим экономистам эти изменения покажутся очень неприятными. Пройдет много времени, пока новые, более реалистичные подходы к финансам и макроэкономике смогут предложить ту ясность, полноту понимания и интеллектуальную красоту, которой отличается неоклассическая теория. Некоторым экономистам будет сложно отвергнуть неоклассицизм, несмотря на его полный провал в объяснении крупнейшего экономического кризиса за три четверти века.

Нынешний период заставляет вспомнить высказывание Генри Л. Менкена: «Для любой человеческой проблемы всегда можно найти легкое решение – изящное, правдоподобное и ошибочное».

Если говорить о «слишком человеческой» проблеме рецессий и депрессий, экономистам придется проститься с изящным, но ошибочным ее решением, предполагающим, что люди всегда рациональны, и рынки работают идеально.

Взгляд на проблему, который сейчас рождается, по мере того, как наша наука переосмысливает свои основы, может быть, не слишком сфокусирован; картина точно будет не слишком изящной; но нам остается надежда, что, может быть, в этот раз оно будет хотя бы немножечко верным.

Ответ Полу Кругману, переставшему быть экономистом, со стороны Джона Кокрейна, профессора Чикагского университета, вице-президента Американской ассоциации финансов

Многие друзья и коллеги спрашивали меня, что я думаю по поводу статьи Пола Кругмана в New York Times.

Прежде всего, я думаю, что это очень печально. Представьте себе на минуту, что речь не об экономике. Представьте, что авторитетный ученый решил побыть популярным писателем и заявляет, в общем и целом, что все, сделанное в его области с середины 1960-х годов, – это не стоящая внимания ерунда. Все, что составляет содержание академических журналов, все, чему учат вплоть до докторской степени, что обсуждают на научных конференциях, что изложено в университетских учебниках, и вознаграждено почестями, которые может принести профессия, включая Нобелевские премии, является полной ерундой.

Вместо этого этот ученый призывает вернуться к нестареющей истине довольно запутанной книги, написанной в тридцатых годах, по которой ему преподавали введение в экономику на первом курсе.

ПЕЧАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ


Если бы он был ученым-естественником, он мог бы быть скептиком по отношению к глобальному потеплению, или не верить в ВИЧ/СПИД, считать, что на самом деле континенты Земли совершенно неподвижны, или что от курения, в сущности, нет никакого вреда.

Дальше – хуже. Кругман намекает на темные заговоры, восклицая: «Инакомыслящих записывают в маргиналы!» Большая часть статьи – это клеветнические личные выпады в сторону все возрастающего списка недругов, в которых в этот раз записали и «неокейнсианцев», таких, как Оливер Бланшар и Грег Мэнкью.

Вместо того чтобы брать за основу для обсуждения цитаты из профессиональных работ, он играет в кошки-мышки с вырванными из контекста перевранными цитатами из газетных интервью. Он просто придумывает, прямо вкладывает людям в уста слова, которые противоречат их собственным, широко известным, взглядам.

И даже это еще не все. Он добавляет карикатурности, чтобы заставить своих «врагов» выглядеть глупо, и помещает их в ложные и постыдные ситуации. Он обвиняет нас (дословно) в принятии идей за деньги, в том, что мы продались за «творческий отпуск в институте Гувера» и высокие гонорары с Уолл-стрит. Звучит немного параноидально.

Ладно бы, что это неприятно жертвам его статьи, – мы все тут взрослые люди. Но читатели New York Times ждут не этого. Они надеются, что Кругман читает серьезную академическую литературу, и кратко и доступно может ее пересказать, и вместо этого получают эту халтуру, причем даже неэффективную в достижении собственных целей.

Любой достаточно проницательный читатель понимает, что личные выпады и порочащие намеки означают, что реальные идеи у автора кончились.

В этом и состоит самая главная и самая печальная новость про эту статью: у Пола Кругмана нет никаких собственных интересных идей и концепций о причинах наших текущих экономических и финансовых проблем, о том, какая политика властей могла бы помочь их избежать, или о том, какие меры могут помочь нам в будущем. И он не общается с теми, у кого такие идеи есть. «Иррациональность», «тратить деньги, как безумные» – слишком поверхностное обобщение, которое не сравнится с потрясающе интересными вещами, которые экономисты пишут в настоящее время.

Итак, все это очень печально.

Это мое мнение, но я не жду, чтобы уважаемые читатели были убеждены моим мнением или отсылкой к другому экспертному мнению. Может быть, Кругман прав. Время от времени науки, особенно социальные науки, имеют свойство уходить «не в ту степь».

Но мне кажется, что кейнсианский подход к экономике, [за который радеет Кругман] как раз ушел «не в ту степь». Давайте кратко взглянем на основные идеи.

Кругман в своей атаке преследует двойную цель. Во-первых, он считает, что финансовые рынки «неэффективны», в основном, из-за «иррациональных» инвесторов и поэтому подвержены резким колебаниям и нуждаются в контроле со стороны государства.

Во-вторых, ему нравится идея огромного «фискального стимула», осуществляемого за счет долларового дефицита размером в несколько триллионов.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ РЫНКОВ

Это очень весело, конечно, – заявлять, что мы не предусмотрели кризиса. Однако главный эмпирический прогноз теории эффективных рынков состоит ровно в том, что никто не знает, куда может пойти развитие рынка, – ни благонамеренные государственные чиновники, ни опытные менеджеры хедж-фондов, ни академические ученые в башне из слоновой кости.

Это, вероятно, самая проверенная и достоверная предпосылка во всем объеме социальных наук. Кругману это известно, поэтому все, что он может, это бушевать на тему своей неприязни к теории, главная предпосылка которой в том, что никто не может знать будущее наверняка.

Кругман как будто считает, что сама нестабильность цен на акции является опровержением эффективности работы рынков, и сторонники теории эффективного рынка просто много лет игнорируют этот факт. Это ложь, и Пол не может этого не понимать, неважно, насколько это удобно для «красного словца». Я могу посмотреть сквозь пальцы на то, что он смешал модель оценки долгосрочных активов (CAPM) и модель Блэка-Шоулза, но не на это.

«Эффективность» никоим образом не обещает «стабильности». «Стабильный» рост, на самом деле, был бы грубым нарушением идеи эффективности. Эффективным рынкам не нужно было ждать, пока «воспоминания о 1929-м постепенно не растаяли», да и в 1987 году мы все читали газеты. Данные о Великой депрессии включены практически во все школьные тесты.

В действительности, огромная «тайна премии за приобретение акции» заключается в том, что если рынки ценных бумаг эффективны, то они не кажутся достаточно рискованными, чтобы отвратить все больше людей от инвестирования!

Действительно, широко известно, что цены на активы движутся быстрее, чем разумные ожидания будущих денежных потоков. Возможно, это потому, что люди часто впадают в иррациональный оптимизм или пессимизм. Может быть, это потому, что в разное время люди по-разному готовы идти на риск, и особенно осторожны они в плохие для экономики времена.

Как в 1972 году отметил Юджин Фама, оба этих высказывания эквивалентны, если просто впустую смотреть на цены и писать о них статьи и колонки. Если вы не справитесь с доработкой своей теории до того уровня, когда она сможет количественно описать, как изменяются вознаграждения за риск, и как именно сменяют друг друга волны «оптимизма» и «пессимизма», – вы не знаете ничего. Но никакая из существующих теорий не дает такого знания.

Нет ничего хорошего в том, чтобы кричать «пузырь!», – если только у вас нет алгоритма действий, позволяющего идентифицировать пузыри, отличать их от рационально низких ставок за риск, и не кричать «волки, волки!» много лет подряд.

Но эта проблема не является чем-то новым. Это также центральный прогноз экономики свободного рынка, окончательно воплотившейся в трудах Хайека: никакой ученый, чиновник или законодатель никогда не будет способен точно объяснить динамику рыночных цен. Никто не знает, что такое «фундаментальная оценка» или «цена удержания до погашения». Если бы можно было сказать, какой должна быть цена на помидоры, не говоря уже про акцию Microsoft, мы бы построили коммунизм.

Если говорить не так поверхностно, то работа экономистов состоит не в том, чтобы «объяснять» флуктуации рынка после случившегося события, рассказывая успокаивающую историю в вечерних новостях на тему того, почему рынки выросли или упали. Рынки выросли? «Волна положительных настроений». Рынки упали? «Иррациональный пессимизм». (Да и «вознаграждение за риск, видимо, возросло» – не менее пустое утверждение.)

Так могли делать и наши предки. Нет, правда, чем это отличается от «Потому что Зевс поссорился с Аполлоном»? Серьезные поведенческие экономисты знают это, и их объяснения до сих пор были весьма осторожными.

Но этот спор уводит нас от главного. Про свободные рынки никто никогда не говорил, что они идеальны. Просто государственный контроль рынков, особенно рынков ценных бумаг, всегда оказывался гораздо худшим вариантом. Свободные рынки – худшая из систем, если не считать всех остальных.

Кругман, в сущности, доказывает, что государство должно активно вмешиваться в работу финансовых рынков и взять на себя распределение капитала.

Он, однако, не может прямо это заявить, но он говорит так: «Кейнс считал очень плохой идеей позволить этим рынкам... навязывать важные бизнес-решения», и «финансовые экономисты верили, что мы должны отдать развитие инфраструктуры государства во власть того, что Кейнс называл «казино». Но если нельзя доверять распределение капитала рынкам, то не нужно быть гением, чтобы догадаться, кого же тогда Пол имеет в виду под тем, кому доверить можно.

Для того чтобы прийти к такому выводу, нужна теория, доказательства, опыт, или любая реалистичная надежда, что альтернатива окажется лучше. Вспомните, Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) не могла найти криминала у Берни Мэдоффа даже тогда, когда его принесли им на блюдечке с голубой каемочкой.

Подумайте, как отлично Fannie, Freddie и Конгресс справились со своей работой на ипотечных рынках.

И что, теперь эта система собирается управлять Citigroup, указывать финансовым рынкам, какая цена правильная, заменить рынки ценных бумаг и диктовать обществу, какие новые продукты заслуживают инвестирования?

Как Дэвид Уэссел абсолютно ясно показывает в своей блестящей книжке «Мы верим в ФРС» («In Fed We Trust»), государственные регулирующие организации ровно так же умудрились проглядеть надвигающийся кризис, как частные инвесторы и ученые-экономисты. И это – не от недостатка ума.

В сущности, поведенческие теории дают нам только новый, еще более сильный довод против регулирования и контроля. Сотрудники регулирующих организаций – такие же люди, и так же иррациональны, как участники рынка.

Если банкиры – как говорит Кругман – «идиоты», то идиотами должны быть и типичный министр финансов, председатель Федерального резерва, сотрудники регулирующих организаций. Они действуют сами или в составе комитетов, где искажения поведения описаны в литературе куда лучше, чем в рыночной среде.

Наконец, они точно так же могут работать в интересах определенной индустрии, и критерии назначения им вознаграждений чудовищно искажены.

Осторожные поведенческие экономисты понимают это, и не собираются из утверждения «у рынков не получилось» делать вывод «правительство быстро все исправит».

Даже мои коллеги с наибольшим уклоном в бихевиоризм, Ричард Тейлер и Касс Санстейн, в своей книге «Подталкивание» (Nudge) идут не дальше легкого либертарианского патернализма, предлагая хорошие дефолтные опционы по нашим пенсионным счетам. (И даже здесь они не очень ясно говорят, как Федеральная Подталкивающая Служба собирается избежать работы в интересах какой-нибудь индустрии.) Они даже не думают о том, чтобы уйти от иррациональных рынков, в которые они глубоко верят, к распределению капитала и федеральному контролю цен на акции и недвижимость.

КЕЙНС И МЭДОФФ

Больше всего Кругману нравится фискальное стимулирование. В этой связи он обвиняет нас и всех остальных ученых-экономистов в том, что они «ошибочно красоту приняли за правду». Он не вполне четко проговаривает, что это за «красота», жертвой которой мы все пали, и почему ее нужно чураться. И у него есть на то основания.

Главное, что привлекает в нашей «красоте», – простая логическая непротиворечивость. Помимо этого, у «красоты» есть такое преимущество, как хотя бы немного правдоподобные предположения относительно того, как ведут себя люди.

Продвигаемая Кругманом кейнсианская теория требует, чтобы люди планировали больше потреблять, больше инвестировать, и платить больше налогов с того же дохода.

Кроме того, кейнсианская экономическая мысль постулирует, что государство может систематически и раз за разом обманывать людей. Она предполагает, что люди не думают о будущем, когда принимают решения. Логическая непротиворечивость и правдоподобность оснований, в самом деле, «красивы», но для меня они также являются базовыми предпосылками для «истины».

В экономике расходы по стимулированию за счет средств бюджета основаны на исследованной Робертом Барро теореме Рикардо об эквивалентности. Эта теорема постулирует, что снижения налогов, финансируемые за счет заемных средств, не будут эффективны. Ведь люди, ожидая, что грядущее увеличение налогов уменьшит их располагаемый доход, будут увеличивать свои сбережения. Они выкупят очередной правительственный заем, и будут продолжать тратить так же мало, как и раньше.

Теорема предполагает налоги на совокупную сумму доходов, а не налоги, пропорциональные доходам. Увы, если принять это во внимание, то дефицитное стимулирование сделало нас всех беднее, а не наоборот, поэтому множитель будет с большой вероятностью негативным. Теорема (так же, как и большая часть всей кейнсианской экономики) игнорирует структуру выпуска; между тем, тратить деньги на дороги или на машины – разные вещи.

Целое поколение экономистов спорили о теореме Рикардо, прикидывая в ее свете вероятные эффекты финансового стимулирования, обобщая посылки и вычисляя возможные следствия. Именно так и должно быть. Влияние теоремы эквивалентности не в том, что этот простой абстрактный инструмент в буквальном смысле истинен.

Влияние ее заключается в том, что если вы знаете о ее существовании, и хотите доказать эффективность фискального стимулирования, – вам придется точно указать, где именно это теорема ошибочна. И если вы проделаете эту работу, то вы ни в коем случае не придете к старомодной кейнсианской экономике.

Такой метод мышления заставит вас принять во внимание искажение налогов, налоги на имущество, насколько люди заботятся о своих детях, сколько людей захотят взять кредит для финансирования сегодняшних потребностей и тому подобное.

И когда вы обнаружите ситуации, в которых рынок «не работает», и которые могут обосновать появление мультипликатора, то есть выгоду стимулирования, то такой анализ немедленно предложит непосредственное исправление нарушений рыночного механизма, а не их эксплуатацию, как утверждает Кейнс. И в результате все равно получается вывод о крайне малой эффективности стимулирования.

Именно так в реальности делаются логические выкладки при принятии решения о стимулировании. Никто никогда не заявлял, что «увеличение правительственных расходов не может положительно влиять на уровень занятости». Это не может быть обосновано никаким серьезным рассмотрением профессиональных работ, и Кругману это известно. Но разбираться во всем этом, а затем еще объяснять, – гораздо сложнее, чем просто дразнить своих недругов с помощью вырванных из контекста фраз, неэтичных нападок или глупых карикатур на их идеи.

У меня, честно говоря, есть подозрение, что Кругман сам не верит в кейнсианскую логику в вопросах стимулирования. Сомневаюсь, что он готов признать все неизбежные выводы из этой логики рассуждений. Вероятно, стимулирование привлекательно для него по какой-то другой причине.

Если вы верите в кейнсианские доводы относительно стимулирования, вы должны считать Берни Мэдоффа героем. Кроме шуток. Он брал деньги у тех, кто их запасал, и отдавал их тем, кто их абсолютно точно собирался потратить. Каждый доллар, потраченный таким образом, в мире Кругмана создает еще один доллар и половину дохода страны.

Аналогия даже ближе. Мэдофф не просто брал деньги у владельцев сбережений, он, на самом деле, занимал их у них, создавая для них фиктивные счета и обещая огромные прибыли. Это очень похоже на государственный долг.

Если вы верите в кейнсианские доводы, вам неважно, как именно тратятся деньги. Вся эта болтовня про «инфраструктуру», надзор за рынком, разумное инвестирование, создание рабочих мест, – не имеет оснований. Кейнс считал, что правительство должно платить людям за рытье канав и потом за закапывание их обратно.

Если вы верите в кейнсианские доводы, то вам будет все равно, даже если все деньги, потраченные на бюджетное стимулирование, будут расхищены. Так будет даже лучше. У воров есть склонность к расточительству.